МЕДИЦИНСКИЙ ЦЕНТР ДИАГНОСТИКИ И ЛЕЧЕНИЯ
ОНКОЛОГИЧЕСКИХ И ХРОНИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЙ
АКАДЕМИКА РАЕН А. Г. МАЛЕНКОВА
МАДЖЕРИКМЕДФАРМ
Консультация,
запись на прием:
+7(495)775-13-41
с 10.00 до 17.00 вых. вс.


Мы лечим больного, а не болезнь

По данным статистики, в России онкозаболеваемость занимает второе место после заболеваний сердечно-сосудистой системы. В течение жизни каждый пятый россиянин приобретает одну из форм злокачественных новообразований. При этом около 80% больных обращаются к онкологам на поздних стадиях заболевания. Зачастую причиной этого становится простое незнание людей о способах профилактики рака. Между тем для этого уже существует богатый арсенал препаратов и методик. Прежде всего - новые методы выявления опасности до того, как болезнь "громко" заявила о себе. Об этом рассуждает доктор биологических наук, профессор, академик РАЕН Андрей Георгиевич Маленков.

- Я занимаюсь проблемой профилактики и лечения тяжелых хронических заболеваний и рака более 40 лет. И я глубоко убежден, что профилактика онкологических заболеваний возможна и необходима. В основе деятельности нашего центра лежит очень простая, но фактически забытая современным здравоохранением идея, что лечить нужно не болезнь, а больного. Основное направление нашего центра лечения рака и хронических заболеваний и заключается в восстановлении гомеостаза, то есть всех систем жизнеобеспечения человека с помощью нетоксических средств. В результате организм сам справляется с болезнью. Никакой мистики здесь нет. То, что мы делаем, - это обычная каждодневная работа.

- И в чем же заключается профилактика онкологических заболеваний с точки зрения гомеостатической медицины?

- Каждый рак имеет свой "предрак", и этот "предрак" - хроническое воспаление. Именно длительный воспалительный процесс может нарушить постоянство внутренней среды организма. Поэтому очень важно как можно раньше обнаружить признаки "предрака". На сегодняшний день существуют достаточно надежные и безопасные способы раннего обнаружения опухолей. Один из них - метод глубинной радиотер-мометрии. С его помощью можно обнаружить опухоль на сверхранних стадиях, задолго до появления клинических признаков заболевания. Помимо метода глубинной радиотермометрии мы применяем онкомаркеры. Этот достаточно известный метод онклоги обычно используют для диагностики заболевания. Однако мы используем его для слежения за результатами лечения, чтобы иметь быструю "обратную связь", позволяющую оценить эффективность выбранного средства. Как правило, об этом можно судить через полтора-три месяца после начала лечения.

- Простите, профессор, а возможно ли самостоятельно, на основании каких-либо тревожных симптомов, заранее почувствовать угрозу онкологического заболевания?

- Разговоры о ранней диагностике без обследования у меня, например, всегда вызывают изумление. Ранняя диагностика предполагает обязательный осмотр. Тем более методы, о которых я говорил, позволяют это делать. Они безопасны и выявляют процесс задолго до развития заболевания. Кроме того, процент спонтанных регрессий на этих стадиях - около 60%.

- Возможно, значение слов "спонтанная регрессия" будет не всем понятно. Объясните чуть подробнее суть этого явления.

- Бывают случаи, когда при каких-то неясных обстоятельствах опухоль вдруг уменьшается в размерах или исчезает. То есть происходит самопроизвольный поворот процесса вспять - так называемая спонтанная регрессия опухоли. Такие случаи описаны в медицине и известны онкологам. Так вот работа специалистов нашего центра и состоит в том, чтобы повысить вероятность этого процесса. То есть помочь организму самостоятельно справляться с болезнью, восстановить способность нормальных тканей сопротивляться опухолевому процессу.

- Расскажите о препаратах, которые Вы используете.

- Для лечения своих пациентов мы используем препараты, снимающие хронический стресс и восстанавливающие внутренний баланс организма. Используем и некоторые другие средства, которые повышают устойчивость ткани к воспалению и раковому перерождению. Все это - природная, нетоксическая терапия. В эту систему входят: тодикамп, геомалин, адгелон, серия специальным образом подготовленных препаратов, а также других препаратов гомеостатической медицины. Можно эффективно применять наши методы и в сочетании с традиционной терапией. Во многих случаях даже при третьей-четвертой стадиях рака наша нетоксическая терапия в сочетании с хирургическими методами позволяет кардинально уменьшить риск метастазирования и рецидивов болезни. Лучше всего поддаются такому лечению рак молочной, щитовидной, предстательной желез, легких, мочевого пузыря, почек.

- А как Ваш метод соотносится с химиотерапией?

- Я не могу сказать, что мы совершенно отрицаем этот подход. Для определенных видов опухоли химиотерапия достаточно эффективна. В таких случаях наши препараты играют роль протекторов, то есть защищают организм от токсического воздействия препаратов и помогают восстановить организм после завершения курса.

- Как Вы считаете, зависит ли успешный исход заболевания от правильного психологического настроя пациента?

- При нашем подходе к лечению пациент - главное действующее лицо, активно участвующее в процессе собственного исцеления. Человек должен выработать некую волевую "установку" на выздоровление. В противном случае результата получить невозможно. В классической медицине на этот факт не обращают внимания. Считается, что за больного все сделает препарат. А если не получается - все списывается на неизлечимость болезни.

- Часто происходит, что даже успешно прооперированный больной после лечения живет в постоянном страхе перед возможным рецидивом. Можно ли на сегодняшний день говорить о полном излечении рака?

- Разумеется. Здесь мы придерживаемся канонов классический медицины. То есть 5 лет - срок, в течение которого человек должен постоянно наблюдаться у онколога. Что же касается страха перед рецидивом, то это зависит не от болезни, а от психотипа человека. С такими людьми очень важно проводить психологическую работу. Однако сегодня чаще можно наблюдать совершенно иную ситуацию. В клинике нам нередко приходится бороться с появлениями так называемого "шапкозакидательского" настроения, когда человек считает себя уже здоровым и ведет совершенно недопустимый образ жизни. Такая позиция часто приводит к крайне нежелательным последствиям. Приведу пример.

Наш пациент, немец. Диагноз - четвертая стадия рака предстательной железы. В процессе лечения мы получили очень хорошие результаты - полное подавление онкопроцесса. И что он в итоге делает? Уезжает в отпуск и проводит его, катаясь на горном велосипеде. Естественно, что по возвращении мы увидели крайне нежелательную картину. Казалось бы, разумный, последовательный человек, и на тебе - выкинул такую штуку...

- Часто происходит, что больные, узнав о своем диагнозе, начинают лечиться самостоятельно, прибегая к средствам народной медицины или следуя определенным методикам так Называемых "народных целителей". Как Вы относитесь к таким способам лечения?

- Сейчас происходит массовое увлечение совершенно дикими методами лечения. Видимо, по принципу их доступности и дешевизны.
Классический пример - метод, по которому предлагается лечиться смесью водки с подсолнечным маслом. А ведь это далеко не безопасно. А уж с такими рекомендациями, которые дает автор метода, и вовсе недопустимо. Он ведь что говорит: "Применяйте водку с маслом несмотря ни на что, до конца". До какого, спрашивается, конца, до смерти, что ли?!
А вот еще пример. Приходит в наш центр женщина, с виду вроде интеллигентная и образованная. При осмотре выяснилось, что у нее опухоль груди, причем в ужасающем состоянии. В процессе беседы она рассказала, что ходила к "целителю", который лечил женщин, разбивая опухоль металлической щеткой, а после заставлял своих пациенток обкладывать грудь еловыми шишками. И ведь обкладывали!
Представляете?
Подобные "методы лечения" я считаю совершенно недопустимыми.

- Применяете ли Вы в своей практике довольно популярные сегодня в неофициальной медицине ядовитые лекарственные растения?

- Нет. Мы применяем только строго нетоксические средства. Препараты и выбранная методика лечения должны быть безопасными для пациента. То есть при ошибке в дозировке не приводить к серьезным последствиям. А в случае с передозировкой того же болиголова можно запросто отправиться на тот свет. Поэтому эти препараты мы не применяем.

- В Вашу клинику наверняка приходит много писем от иногородних больных с просьбой помочь. Как Вы поступаете в этом случае?

- Да, люди присылают письма. Просят прислать наши препараты. Но делать это, не зная историю болезни и анализов больного, бессмысленно. В этом случае мы просим выслать необходимые медицинские документы. А потом отправляем препараты с инструкциями. Мы не пытаемся заменить их врачей, мы стараемся им просто помочь. Это, конечно, не лучший вариант. Ведь мы не видим самого больного. Но бывают ситуации, когда люди просто брошены один на один со своей болезнью. В Москве, в крупных областных центрах - еще ладно. А вот на периферии... Поэтому по мере сил стараемся помочь и таким пациентам.

специалист в области биофизики,

д. б. н., профессор, почётный вице-президент РАЕН,

Маленков Андрей Георгиевич.

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Обратная связь. Консультация онколога.

Email:
Тема:
Ваш Вопрос / сообщение:
2+3 = ? (введите в поле значение суммы)

Адрес:

Позвоните нам!

телефон 8(495)775-13-41

НАПИШИТЕ НАМ:

magericmed@mail.ru

MyMed